Первый снос — от сильной масти, второй от слабой.

 
Россия, Иркутск,
«СМ-Номер один» №120,
автор: .

Разговор по душам с шулером

Мой собеседник сказочно богат. Имеет недвижимость в Европе и Америке. Он не банкир, не бизнесмен и не «простой» российский чиновник. Родился и вырос на берегах Невы в семье советских строителей: отец каменщик, мать маляр. Еще в детстве увлекся картами. Первый крупный выигрыш принес в семью. За что и получил ремня от отца.

Сейчас он мастер своего дела. В элитных казино его знает в лицо только узкий круг людей. Сесть с ним за один игровой стол и перекинуться в преферанс отважится далеко не каждый. Бывало, в картежном запале ему продували не только приличные суммы, но и дачи, машины, квартиры. На памяти у профессионала-игрока самый крупный выигрыш — 2 млн. долларов. Именно такой банк три года назад он сорвал в Мадриде.

На вид Андрею лет тридцать пять (фамилию наотрез отказался называть). Он карточный «катала». С нашим корреспондентом после долгих уговоров согласился побеседовать о своей работе.

-Когда вы поняла, что для вас «место под солнцем» — картежный стол?

- Страсть к игре получила свое продолжение уже в Москве, куда я переехал 17-летним парнем. Поступил в МВТУ им. Баумана. Учился неплохо. Но на стипуху особо не разбежишься. С ребятами по факультету в каникулы подрабатывали на вокзалах и поездах. Словом, «катали» втихую. Жить-то всем хочется.

К третьему курсу я понял, что по технике превосхожу своих сокурсников. Изучил массу литературы, тренировался до умопомрачения.

- Всегда ли удачно проходили «гастроли»? Неужели не было накладок?

- Всякое бывало. Очень удачно «катали» в поездах Курского направления. Там публика особая. Летом толстосумы рвались на юга с пачками денег. Я и два моих приятеля действовали просто, по известной схеме. Сначала давали выиграть. Потом увеличивали ставки. Снежный ком нарастал, у лохов от внушительных сумм просто огнем горели глаза и мутнел рассудок. А когда срывали банк, с неудачником оставался наш человек. Он выдавал себя за пассажира — компаньона по несчастью. Лил, как и жертва, крокодиловы слезы. Отпаивал бедолаг: кого водкой, кого валерьянкой.

Один раз нарвались на блатных. Мы их вовремя не раскусили. А когда поняли, что лажанулись, было уже поздно. Нас здорово «обули». Вдобавок Олега — моего напарника — порезали.

- И вы прекратили «бомбить» поезда?

- Я познакомился с человеком, у которого игра была, выражаясь жаргоном, на «маяке». Специалист высокого класса. Я ему приглянулся. Блатные оставили меня в покое. Его имя было на слуху в преступном мире. Человек послевоенной закалки, со своими видами на жизнь.

- Доставалось от учителя?

- Он был строг и терпелив. Часами мне объяснял, как крапятся карты. Сам он делал это непринужденно. Способов в его арсенале — больше ста.

Когда у меня что-то не получалось, он сердился, грозил со мной порвать отношения я отдать на откуп «братве» с дешевой рекомендацией. Но его запал длился недолго. Он отходчив, начинал опять через некоторое время объяснять все по новой. Я старался в свою очередь.

- Знания подкреплялись практикой?

- Однажды он мне устроил настоящую проверку. На одной из загородных дач жила богатая семья. Муж, жена и два брата. Мужская половина вся работала в торговле, каждый вечер резались в карты на огромные деньги.

Мэтр к ним меня пристроил бригадиром по строительству. Строили им шикарную баню. А я так, как бы между прочим, садился с ними вечерком перекинуться. На меня как игрока особо внимания не обращали.

А тут прихожу и заявляю, мол, квартиру продал в Питере. Хочу купить в Москве. Есть двадцать штук «зеленых», надо еще пятнадцать.

Вот тут-то и началось. Очень не хотелось семейке цеховиков отпускать меня с бабками. Три кона специально проиграл — четыре тысячи. Отец семейства успокаивал: ничего, мол, удача вещь хрупкая, когда-нибудь и тебе повезет. И мне повезло именно в ту ночь. Конечно, пришлось вспомнить все, чему учил мой наставник. Выигрыш был внушительным. Деньгами все так и не смогли отдать. Впервые в жизни мне достались шестисотый «Мерседес» и перстень с солидным бриллиантом.

- И вам так просто дали уйти?

- Поначалу они было дернулись. Младший схватился за «пушку». А когда по их бунгалу ударили фарами две машины со двора, поняли, что сопротивление бессмысленно. Меня прикрыли люди учителя. Он хорошо все рассчитал. Цеховики дрогнули. Жить-то всем хочется. — Как добро поделили? — По справедливости. Без лишних эмоций.

- Сейчас вы работаете в паре со своим наставником?

- Мы поддерживаем отношения. Но каждый из нас пошел своей дорогой. На прощание он меня хлопнул по плечу и сказал: «Ты, Андрей, тертый катранщик, я тебе не указ, чему мог научил, а ты давай теперь кати сам...»

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.