На мизере висты не пишутся — радуйся, что играющий сел.

 

Первая игра

Впервые пришлось сыграть в четырнадцать лет. Случилось это на Ладоге в апреле сорок второго, когда я работал грузчиком в автобате. «Дорога жизни» уже сильно подтаяла, и наши машины совершали последний рейс на Большую землю. От Питера двигались ночью, и мой водитель (девятнадцатилетний сержант) потерял колонну. К утру впереди показалась развилка...

Стало очевидно, что мы сбились с пути и попали на давно не используемую дорогу. Опыт подсказывал — развилки появляются тогда, когда одна из дорог пробита бомбежкой и сделан объезд. Но где же пробоина?

Темная талая вода заливала оба пути и доставала почти до радиатора. Лезть в эту воду, чтобы пощупать лед, было выше человеческих сил. И тогда водитель Володя решительно произнес: «Давай, малыш, бросим монету! Орел — правая колея, решка — едем налево...»

Я достал из ватника гривенник. «Кидай! — приказал сержант. — Я, видать, несчастливый». Разгладив рогожу сидения, я подбросил монету. Выпал орел.

Не проронив ни слова? мы продвигались по затопленной колее. Где же она? эта проклятая воронка? Каждая встряска машины казалась роковой. Но монет на подвела...

Через час мы въехали в поселок Лаврово на твердыню Большой земли.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.