Мастерство, как и половое бессилие, приходит с годами.

 

«Карта — не лошадь: к утру повезет»

Подведем некоторые итоги первого тура конкурса. Мы ранее делали небольшой обзор писем трудящихся зеленого сукна, но по-прежнему вызывает живые отклики на первый взгляд парадоксальный, на самом же деле не противоречащий условиям ответ на самую первую задачу (правда, «самых вторых» не бывает, как и «самых единственных» — в этой связи автор вспоминает выражение «обиженных» ими в позапрошлом выпуске футбольных комментаторов: «Они вышли вдвоем один на один с вратарем»). Надо внимательнее читать условие — в задаче спрашивалось, не «что заказывать» (с Т-Д-10 в трех мастях и трельяжем в четвертой), а «что можно» с этими картами успешно сыграть. Ведь если бы, к примеру, читателям была бы предложена аналогичная задача с картами до сноса Д-В-10-9-8-7, Т-К-8-7, 8-7, то большинство в качестве наиболее крупной игры, не раздумывая, назвало бы мизер. Здесь наблюдается тот феномен, который в психологии именуется инерцией мышления.

Теперь что касается «правильных ходов». Конечно, любой ход в шахматах ли, в преферансе, иной игре, сделанный в соответствии с их правилами, — правильный. Но в задачах предполагается, что противники не играют друг с другом в поддавки, а делают именно сильнейшие ходы, те, в идеале единственные, которые приведут к желаемому результату — победе — или позволят избежать поражения. Задача состоит не в том, чтобы, к примеру, найти «детский мат», бездарно играя за противника, а в том, чтобы поставить его в безвыходную ситуацию («стопроцентно голевую»), в которой на любой его ответный ход следует фатальное продолжение.

Преферанс, с его требованием при отсутствии масти непременно бить козырем, является весьма детерминированной игрой и, соответственно, комбинации, этюды и задачи в нем не так сложны и интересны, как, скажем, в бридже и шахматах, где «бить» не обязательно, да и «за фука» не берут, однако именно эту карточную игру роднит с шахматами и теннисом («шахматами в движении») то, что они индивидуалистские, а «homo homini lupus est» облекается тут в цивилизованные формы. В преферансе существует ряд джентльменских соглашений, в частности, игроку, по рассеянности заказавшему козырною масть, в которой у него менее трех карт, разрешается исправить допущенную оплошность. (Это к вопросу о не дающей некоторым читателям покоя опечатке в задаче №6 - понятно, что нет разумной причины заказывать пики, которых всего две, а не более старшую и длинную масть. Вот если бы было наоборот — при длинной пике игрок заказал трефы, — то можно было бы предположить, что он заторговался.) В преферансе, как в теннисе и шахматах, от игры с достойным соперником обе стороны (и выигравшая, и проигравшая) получают интеллектуальное наслаждение. Надеемся, что предложенный в конце выпуска этюд из коллекции Анатолия Барбакару доставит решающим его удовольствие (принимаются, кстати, любые, в том числе и отрицательные, ответы).

После первого этапа «желтую майку» лидера захватил одессит Окс. Он является и обладателем "фиолетовой майки" самого активного гонщика, хотя не все его ответы, к сожалению, оказались верными. Надеемся, что ожидающая его в редакции книга ведущего рубрики «Преферанс. Стратегия победы» позволит ему в дальнейшем делать меньше ошибок.

Зеленая майка «горного короля» в преферансе имеет сомнительную ценность, ибо на горку в нем записываются штрафы. Есть, однако, претенденты на этот титул и среди наших читателей: некоторые респонденты прислали по несколько ответов — и ни одного правильного.

Лашманов Влад. Карта — не лошадь: к утру повезет!

Решение задачи № 12:

Запад выходит последовательно с Туза пик, Туза трефей, Туза, Короля, десятки червей. Десятка убивается козырным Королем, и Север ходит пикой. Запад бъет ее козырем и выходит трефой. Восток, приняв Дамой, ходит единственно оставшейся у него мастью — бубной (помните рекомендацию не ходить втемную семеркой из-под Дамы?), Запад кладет Валета, и Король становится взяткой.

По материалам Одесской газеты «Слово».

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.