Первый ремиз — золото.

 
Россия, Санкт-Петербург,
«МК в Питере» №021, стр. 2
автор: .

ЗНАЛ БЫ ПРИКУП, ЖИЛ БЫ В СОЧИ

Первый раз я сыграла в карты, когда еще не умела читать. И с тех пор не могу остановиться. Освоила подкидного дурака, покер, преферанс, «козла», «двадцать одно», «пьяницу», «балду» и «ведьму». Потом перешла на гадания. Все, что касается карт, с тех пор вызывает во мне живейший интерес. А в Санкт-Петербурге, между прочим, занимаются не только изготовлением этих магических прямоугольников, но и устраивают спортивные соревнования по игре в них. Поэтому корреспонденты «МК в Питере» постарались посетить места, так или иначе связанные в Петербурге с картами. Их оказалось не так уж и мало.

«В Монте-Карло предпочитают играть нашими картами», — гордо заявили на Комбинате цветной печати. Действительно, ведущие казино мира охотно покупают партии с пометкой: «Сделано в Санкт-Петербурге». Объяснение этому простое — игроки доверяют честности русских мастеров. С тех пор как впервые были обнаружены крапленые карты, изготовленные по спецзаказу на какой-то заграничной фабрике, наши стали ценить вдвойне.

Вообще-то карты долгое время в России были под строгим запретом. Появившись в Китае в XII веке, они через какое-то время проникли и к нам, но снискали немилость у представителей духовенства. Например, указ 1649 года повелевал всех картежников «наказывать кнутом», позднее за это ввели довольно высокие денежные штрафы. Однако народ продолжал играть. В конечном итоге правительство сдалось: в 1799 году карты были легализованы.

В музее Комбината цветной печати от разнообразия рубашек колод рябило в глазах. Здесь собраны все когда-либо выпускавшиеся в России карты. Стилей рисунков — великое множество: русский, славянский, исторический, модерн, рококо, сувенирный, палех, атласные... Для игры, конечно, удобнее использовать традиционные виды: рисунок не отвлекает глаз игрока на посторонние детали. Ну, а сувенирные модели полны сюрпризов. Набор «Госпожа удача», например, с весьма злободневными рисунками. Дамы там изображены девицами легкого поведения, валеты — киллерами, ментами, телохранителями, чиновниками-взяточниками. А короли — «папиками» с большими кошельками. Особое место в коллекции занимают наборы гадальных карт и таро: этот вид стал популярным лишь недавно. А вот эротической продукции на стендах нет, хотя на комбинате она выпускается (правда, в достаточно пристойном виде: дамы на рисунках прикрыты купальниками).

Процесс изготовления колод очень трудоемкий. Бумага для карт делается по особой технологии: склеивается из двух картонных рулонов, это не бумага для принтера. Посередине обязательно наносится тонкий слой клея с черной краской. Это для того, чтоб карта не просвечивалась. На готовом листе такой бумаги печатают рисунки всех четырех мастей, а потом выштамповывают из него отдельные карты и упаковывают их в коробочку. На конечном этапе их покрывают специальным составом: лак плюс воск и мыльная суспензия — для лучшего скольжения в руках.

Отдельными штабелями в цехах лежат «особые» карты, сделанные к юбилеям. Например, была партия в честь 200-летия Пушкина. Выпустили и «Переход Суворова через Альпы», и колоду с портретом Хоккоши. Ефим Шифрин, кстати, к собственному дню рождения заказал 1000 колод, где на каждой карте (включая дам) сияло его лицо. Но самую интересную партию выпустил комбинат в 1942 году. По заданию правительства карикатуристы изобразили на картах высшие чины фашистской Германии. Такие карты с целью идеологической диверсии забрасывались в тыл врага (немецкие солдаты играли в них и смеялись над Гитлером, Герингом, Борманом).

Рисовать дам, валетов и королей — весьма непростое занятие. Нужны не только художественные таланты, но и владение карточной символикой в совершенстве. Ведь каждая деталь на рисунке несет большую информацию. У мастей — своя атрибутика, свое время года. А в букетик в руках дамы или меч на плече короля разработчик вплетает множество символов. Желудь, например, означает силу, лист клена — разум и волю. Дама пик не может быть доброй шатенкой, а бубновая — злой колдуньей. Эти традиции складывались веками, в начале прошлого столетия разработкой карточных рисунков занимались академики живописи — такие, как Игорь Свешников.

...В Петербурге живет человек, который помнит ушедшую карточную эпоху. С Елизаветой Михайловной Федоровой мы познакомились в бридж-клубе. Ей сегодня 95 лет. Каждую неделю она приходит в ДК железнодорожников на Тамбовской — сыграть. Санкт-петербургское отделение Федерации спортивного бриджа гордится таким уникальным членом. Сейчас у бабушки второй спортивный разряд по бриджу, это самая старая из зарегистрированных в обществах России спортсменка. А вступить в ряды бриджистов ее заставило то, что партнеры по игре один за другим ушли в мир иной. Свой же досуг без ставшего привычным увлечения старушка не представляет.

Бридж — довольно сложная игра. Для того чтобы овладеть ею на элементарном уровне, нужно потратить не менее двух месяцев. В мире она популярна до такой степени, что в некоторых странах бридж как предмет преподают в школах и колледжах. В этом году соревнования по бриджу будут проходить на олимпиаде в Сиднее. В Санкт-Петербурге в бридж играют три сотни человек. Половина из них так же, как и Елизавета Михайловна, приходит на Тамбовскую по воскресеньям — на турниры федерации. Старушка говорит, что играет теперь не только для удовольствия. В процессе игры она поддерживает в приличном состоянии память и логику.

Бридж, как и все карточные игры, прошел систему запретов в советское время. Бриджистов, игравших тогда по квартирам друзей, часто забирали дядечки из КГБ. Но «тлетворное влияние Запада» умирать не желало. Особенно популярно было оно у технической элиты: инженеров, программистов, работников засекреченных заводов — для этой игры нужно поистине математическое мышление. Впрочем, как во всяком правиле, здесь есть исключения. В питерском бридж-клубе мы познакомились с сантехником, преподавателями музыки, дизайнером. Они не первый год садятся за карточный стол и до такой степени одержимы своим занятием, что жертвуют ему добрую половину свободного времени, напрочь забыв о других видах отдыха и собственной семье.

Правда, в нашем городе есть еще одна армия одержимых. Они не играют в карты, а гадают на них. Вернее, большинство не занимаются этим сами, а ходят во всевозможные салоны. Число официальных пристанищ магов и гадалок разных категорий перевалило в Питере за два десятка. А частных предсказательниц — хоть пруд пруди. Услуги гадалок стоят от 50 до 500 рублей за сеанс (в зависимости от его длительности и квалификации мага). Мания предсказаний так увлекла петербуржцев, что объемы продаж гадальной продукции на Комбинате цветной печати возросли в несколько раз. Однако за процессом одурманивания населения нам понаблюдать не удалось — хозяйка первого же салона, в который мы вошли, потребовала мзду за присутствие на сеансе.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.