Познаешь преферанс — приобретешь интересных друзей.

 
Россия, Омск,
«Новое обозрение» №050, стр. 24

ЕСТЬ ТАКАЯ ПРОФЕССИЯ...

Карточная игра — непременный атрибут блатной жизни. Еще в начале XX века на зонах шулеры выделились в особую касту, представители которой, пройдя «коронацию», становились первыми российскими ворами в законе (20-е годы).

Уже тогда шулеры научились срезать кожу с кончиков пальцев, чтобы повысить чувствительность «инструмента». Карточного мошенника можно отличить по перстневой наколке с изображением червовой масти. В нижней части перстня — косая штриховка. Коротая тюремные ночи, уголовники перебрасывались в картишки. Несмотря на ежедневные шмоны, карты в камерах были всегда. Их делали из газетных листов и вообще любого подручного материала.

Но, как говорят матерые каталы, играть могут все, а выигрывают единицы. Каталы были и остаются элитой уголовного мира. Недаром многие воры в законе имели и до сих пор имеют в своих кличках названия карточной масти. Россия знавала не один десяток Тузов, Королей, Валетов. Был даже Вася Очко. А уж кто такие «шестерки», обозначающие низшую ступень в уголовной иерархии, не надо сегодня объяснять даже школьнику.

Мощными шулерскими школами славились прежде всего Москва, Питер и Одесса. В столице, пожалуй, главным катраном (специальное секретное место, где играют на большие деньги) была «точка» на Мосфильмовской улице — там, где позже появилась пожарная часть, а затем и популярное казино. Именно в этой «точке» собирались московские шулеры и гастролеры, в том числе некто Гусь, которого порой почему-то путают с ныне опальным медиамагнатом Владимиром Гусинским. Кроме того, «неслабые катранцы» находились также в Марьиной Роще, Сокольниках и на Плющихе.

Первым почти легальным местом карточных баталий стала бильярдная, открытая в начале 90-х на одном из стадионов в районе Ленинградского проспекта. Днем и вечером там играли на бильярде, а ночью — в карты, причем на очень большие деньги.

Каталы крайне редко попадают в милицейские сводки. Народ это спокойный и конфликты предпочитает улаживать мирным путем. Карточный долг — это святое. По неписаным законам чести (традиция, уходящая в начало XIX века), его надо отдать во что бы то ни стало.

Сегодня ловкость рук утратила лидирующее значение в игорном бизнесе, уступив место техническим средствам. В 1990 году в Кишиневе накрыли респектабельный игорный дом, который посещали не только блатные, но и высокопоставленные чиновники. Тщательно осмотрев заведение, милиция обнаружила в игорном столе вмонтированный сканер, который «читал» карты партнеров. В Санкт-Петербурге в свое время «работал» катран, в стенах которого находились оптические системы. С подручными средствами у шулеров вообще нет проблем — в шопах, специализирующихся на игрушках с сюрпризом, можно купить все: от карт, крапленных таким пигментом, который заметен лишь тому, кто носит контактные линзы определенного цвета, до перстней с волоконной оптикой.

Впрочем, говорят, что квалифицированному шулеру, чтобы подсмотреть карты соперника, достаточно невинно лежащей на столе блестящей зажигалки «Zippo» или даже лужицы от «случайно» пролитого кофе.

Большинство катал, несмотря на уголовное прошлое, образованные люди. В их речи вы никогда не услышите блатной фени, тем более мата. Их манеры безупречны. Как правило, они говорят на нескольких иностранных языках, носят дорогие костюмы, имеют несколько представительских иномарок, а свободное от работы время проводят на самых дорогих курортах.

Грозой московских казино был и ныне покойный вор в законе по кличке Якутенок. Помимо того что он был «выдающимся» каталой, ему еще и фантастически везло. Как-то заехав на «гастроли» в одно столичное казино, он за ночь собрал там 800 тысяч долларов. Чуть больше года назад киллер расстрелял Якутенка из автомата в его собственном казино в Перми.

Кроме катал, которые предпочитают играть в очко и буру, известны и так называемые математики — мастера покера и преферанса. Причем математики зачастую бывают ими в прямом смысле этого слова. Так, сегодня среди московских преферансистов главным действующим лицом является профессор математики из МГУ. Вряд ли его студенты знают, что после лекций профессор переодевается в дорогой костюм и отправляется играть.

По данным МВД, в 1992 году в России и странах СНГ насчитывалось до 30 тысяч «квалифицированных» катал. С 1993 года уличный карточный бизнес заглох и сегодня существует лишь в виде лотерей и прочих «лохотронов». Каталы экстра-класса перекочевали в казино, некоторые даже открыли их, а игроки классом пониже все так же промышляют в подпольных карточных притонах.

* * *

Каталы и их подручные

Катранщики — самая уважаемая и респектабельная публика. Содержат катраны и игорные притоны. В 70-е годы при катранах служила целая бригада подводчиков, заманивающая на «точку» цеховиков и подпольных миллионеров.

Гусары играют в общественных местах — парках, кафе, ресторанах, на вокзалах и пляжах. Среди них выделяются майданщики и гонщики. Первые промышляют в поездах, вторые — в такси.

Шулеры-финансисты имеют дело не с карточной колодой, а с денежными суммами. Они кредитуют игроков, погашают и перекупают долги, работая под высокий процент. Для возвращения долгов существует группа так называемых жуков — шулерских боевиков. Они же следят за поступлением «налога» в воровской общак и карают обманщиков. При игре у шулера-игрока в подмастерьях состоит заряжающий (или ковщик колоды), подтасовывающий карты в определенном порядке.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.