Раньше самая большая гора была Эверест..., теперь моя.

 
Россия, Москва,
«Как потратить (приложение к изданию «Ведомости»)» №009, стр. 32
автор: .

ДВЕ БУБНЫ — НЕ ОДНА БУБНА

Великое множество пословиц и поговорок, шуок и прибауток, баек и анекдотов, законов и заповедей, припевок и пританцовок, камланий и заклинаний, а также сентенций, штукенций и кунштюков составляют великий и могучий Ритуал, именуемый русским Преферансом. Так вот, из всех из этих ямбов и хореев, реверсов и реверансов этот — самый что ни на есть главный. Две бубны — не одна бубна! Запомните хорошенько.

КОЛОДА ИГРАЛЬНЫХ КАРТ — СУТЬ МОДЕЛЬ нашего мира. Четыре масти как четыре сезона, 52 листа — 52 недели в году, а Касьянов день, который то появляется, то исчезает, обозначен джокером.

В преферансе джокер не участвует, и карты младше семерки тоже. Преферансная колода — это трижды по: десять карт на руках плюс две карты в прикупе. Слово прикуп известно даже тем, кто бежит от карт, как вы-сами-знаете-кто от ладана. Потому что:

Знал бы прикуп — жил бы в Сочи! и Знать, что в прикупе, — можно не работать!

Эти две простые истины (по сути одна простая истина) известны решительно всем. Не случайно журнал «Форбс» опубликовал список первой сотни самых богатых людей планеты под заголовком «Они знали прикуп»...

Итак, тридцать и две. Это определяющее для преферанса соотношение — 30:2. Рациональное и эмоциональное, шевеление мозгами и чистый азарт, математика и игроцкое везение соотносятся в этой игре именно как тридцать к двум. Примерно. (Игрок-«математик» подсчитал бы точнее, ну да это не про нас.) Хорошего игрока отличает искусство чувствовать эту пропорцию и следовать ей. Считаешь-считаешь-считаешь-считаешь-оп! рискнул. И опять: считаешь-считаешь-считаешь-считаешь... Занудно немного, не без того. Про преферанс говорят, что он любит задницу (эта часть тела у нас, как известно, отвечает за всяческую методичность и терпеливость).

Преферанс — игра некороткая. В качестве легкого допинга принято использовать алкоголь (водку, виски, коньяк), никотин и кофеин, а главное — присказку:

Карта не лошадь — к утру повезет!

Идеально подходят для преферанса следующие обстоятельства: долгие зимние вечера; тревожные и душистые майские ночи; душные комариные сумерки; осеннее темное ненастье. Ленивые отпускные деньки идеальны для варианта «сочи» — слегка вяловатого, так называемого пляжного преферанса. В любом случае преферансный вечер переходит в преферансную ночь, а затем нередко — в игру после обеда следующего дня, ну а дальше уж когда как. Наидлиннейшие пули тянутся, конечно, в он-лайновых турнирах. Вот кто-то из партнеров отошел буквально на секунду вымыть руки — и пропал на полчаса. Вот у другого вдруг вырубилось электричество. Капризы связи, то, се... Единственное бесспорное преимущество — никто не дымит тебе в лицо. Сам тихо обкуриваешь собственный монитор, а ему хоть бы хны. Преферансисты-виртуалы и сами, конечно, чувствуют, что в их времяпрепровождении чего-то не того, и по мере сил пытаются его очеловечить, одушевить, обуютить. Хором выпивают, например, после мизеров, как сыгранных, так и не сыгранных. Опля! Один в Бирюлеве, другой в Барнауле, третий в Южной, извините, Дакоте. Очень все-таки много в мире одиноких людей. А кому сейчас легко. Лучшее, что есть в виртуальном преферансе, — чаты.

Проигрываю по сумме трех скаков 1500, по общей пуле на 14 отстаю от лидера, по текущей горе после кучи мизерей на 60 больше, чем у лидера. Пасы по 6, третья рука. Падаю куда-то, по раскладу мизер наконец-то чистый, записываю и беру текущую пулю. Падаю еще раз на совсем убийственный мизер, сношу от 710В одну, а бланкового валета оставляю, не угадывают, чистый. Пишу с горы. Теперь у меня с чужим ходом ТК87, ТКД8, ДВ9 и фоска в 4-й масти. Козырь, конечно, слабый заказан, а, снос лоховской, от разных мастей. Просюркупили на бланкового козыря, и ровно 6 взяток вышло. В итоге в этой пуле я выиграл 1007 вистов. Так что, тов. Сашун, надо быть гибче. Ответ: Жаль, что на первой руке... а то там еще сюркуп светится:-)

Прекрасно! Это вам не «лаваж — интубирую — тринитротолуол с глюкозой в вену — мы ее теряем». Это посильнее, посюркупистей (чувствую, что не к месту слово, но зато красиво, звучно). Вам что больше всего понравилось — куча мизерей или, может, снос лоховской? Мне — текущая гора. Гора то есть — текущая. Сильный образ. И еще хорошо — падаю куда-то.

Упасть вообще — значит заказать мизер (то есть обязаться не взять на своей игре ни одной взятки). Есть еще весьма образный термин упасть стремительным домкратом — то есть заказать мизер, не открывая прикупа. А вот упасть куда-то — это, выходит, заказать мизер при таких картах, когда все зависит не только от прикупа, но и от расклада. А иногда еще и от того, угадают ли партнеры твой снос (но это: уже скорее убийственный мизер — см. выше). Тонкие, нежные разницы. Нюансы, одно слово.

Слова — это, как я понимаю, и есть самое главное в преферансе. Не случайно он стал любимой игрой русской и особенно советской интеллигенции. Причастность к преферансному жаргону — это как сексуальная инициация.

- Ну что, может, ляжете наконец? -Я бы не хотел. — А я бы легла. -Я бы на вашем месте стоял, я вообще стоя люблю. — А я лежа. И вообще, это лежа делают. — Ложитесь, а? Уже поздно. — Еще рано. — Договаривайтесь, девушка ждет, нехорошо. — Ладно, легли. — Ложимся. — Оп-па! — Ух ты... — А эту ты поближе к себе положи, запутаемся. — Так. -Да.-А вот так. — Да! — И вот так! — Да-да-да! — Ох... — Отдаемся... — Э, не торопись. — А ты положи его на это... — Ой! — Ффу... — Ух ты... -; Ну вы даете... — (закуривая сигарету и довольно. морщась) Ничего так получилось. — Мне тоже понравилось. — Да. Четыре в гору запиши. — И на меня шесть вистов. — А прорезать надо было бубной все-таки! — Ладно... тебе сдавать.

Подростки обычно в восторге от такого базара и просят родителей срочно научить их играть в эту прикольную игру, где все время выясняют, стоя или лежа пойдет дело, и вдобавок солидные люди вполне законно ругают друг друга болваном.

Итак — научиться. Научиться играть в преферанс очень просто и очень сложно. Сами по себе правила игры можно объяснить за полторы минуты. В системах записи, правда, есть много тонкостей: «классика», «сочи», «ростов», «Ленинград», который нужно не путаты со сталинградом, именуемым также обязоном или обязаловкой — шесть пик играются втемную... Но здесь можно положиться на старшего товарища, который на первых порах выступит в роли играющего тренера. Он же по ходу даст основные рекомендации:

Клади колоду справа.

Хорошо прикупил — хорошо заложись!

Хода нет — ходи с бубей. Бубей нет — ходи с червей.

Нет хода — вистуй.

Валет не фигура — бей дамой.

Два паса — в прикупе чудеса.

Не думай больше часа.

На распасах бери свои, чужие тебе и так дадут.

Береги даму, особенно третью.

Первый снос — от сильной масти.

Сначала сдай, потом закуривай.

Взятку снесть — без взятки сесть.

Не сумел посадить играющего — посади вистующего.

И все такое прочее.

Можно изучать правила и распространенные вариант ты раскладов по разным пособиям (есть и такие — как бумажные, так и виртуальные). Но действительно научиться, а не просто получить представление об игре можно только одним способом — садиться на рабочее место и играть. Причем по-взрослому, на деньги. На поцелуй в преферанс вообще не играют, даже с близкими родственниками. Опять-таки, бабушкина заповедь не играть на деньги с незнакомыми здесь тоже не работает. То есть, конечно, не хочешь — не играй. Но если хочешь приобщиться, за учебу придется платить.! Опытные и при этом честные игроки сразу же и предупреждают об этом новичков.

Нет денег — не садись!

Играй, но не отыгрывайся!

He стоит только никогда играть на:

а) занятые деньги;

б) вообще на деньги необходимые.

Преферанс — это форма человеческого общения прежде и прежде всего. Поэтому большие ставки здесь не приняты. Я лично не слышала о том, чтобы сейчас кто-то играл крупнее, чем по доллару за вист. На крупные деньги (и вообще чисто ради денег) играют в другие игры, не в преф, который не случайно созвучен с проф. Профессорская игра. И — студенческая.

Преф пользовался традиционной любовью на журфаке. А еще в медицинских и технических вузах, особенно в тех, что самые умные, в Бауманском например. В конце 80-х — начале 90-х, когда самым актуальным словом было «выживание», многие буквально кормились префом. Были сыгранные команды, часто — супружеские пары. Они отлично знали игровой почерк друг друга, а кроме того, договаривались о некоторой системе тайных знаков. Потрогал ухо — сигнал вистовать, почесал нос — сигнал отдать ход, примерно так обыгрывали богатеньких кооператоров, которых тогда еще не называли новыми русскими. Те, впрочем, особенно не обижались: все-таки неплохо время провели с: приятными людьми.

Тайный сговор двоих против одного и передача нелегальной информации — это не шулерство в чистом виде. В преферансе это называется лапушностью — то есть игрой на лапу. Если два опытных игрока объединяются против одного слабого или, как говорят, горячего, от крупного проигрыша его спасет только способность вовремя остановиться. Сослаться на головную боль, расплатиться и уйти.

Надо еще иметь в виду, что при игре вчетвером (с, «болваном») игра на лапу гораздо менее вероятна, чем! при игре втроем. И, конечно, начинающим лучше играть в мирную «сочинку», а не в «классику», «ленинград» или тем более «ростов», который некоторые называют прямо-таки бандитским.

Лапушность в преферансе — это как подкуп судьи в профессиональном спорте — грозит дисквалификацией. То есть потерей партнеров. В большом преферансе — как в большом спорте:

все очень серьезно. Достаточно сказать, что существует Кодекс преферансиста и, как приложение, Этика преферанса. Это настоящие развернутые документу из многих пунктов и подпунктов. Есть, например, Этика Игрока и, отдельно, Этика Кибитцера, то есть наблюдающего за пулей и, иногда, вступившего с кем-то в долю или же полностью финансирующего игру одного из участников.

Этика Кибитцера сводится в целом к одному: сторонний наблюдатель должен быть абсолютно нем , практически неподвижен, лишен как мимики, так и, жеста, а по возможности также глух и слеп. Максимум, на что он имеет право, — это заглядывать в карты одного из игроков («своего»), причем не только с его согласия, но и с согласия всех остальных играющих.Кибитцеру следует помнить, что его вмешательство может нанести игроку прямой ущерб. Совет постороннего переменить масть козыря, повысить или понизить заказ игры (типа «Чего уж семь — закладывайся на восемь!») и т. д. лишает игрока права на это действие. Более того, совет постороннего, с чего ходить, дает ближайшему противнику право назначить вход или снос по своему усмотрению. Могут придраться даже к дежурной присказке вроде

Под вистующего — с тузующего! или Под игрока — с семака!

Если наблюдение за игрой нежелательно хотя бы для одного из игроков, сторонний наблюдатель обязан удалиться, и притом без малейших возражений и выражения неудовольствия. Особенно меня поразила следующая этическая догма: «Наблюдатель не должен не только выражать, но и даже испытывать (Я!-К. М.) неудовольствия». Суровый дух послушания. Розенкрейцеры отдыхают. Относительно денежных расчетов действует основы ной постулат: «Карточный долг — это долг чести». Садиться за игру, не имея при себе денег, не принято; однако если случится недочет, то партнеры обязаны верить на слово лицу, не пользующемуся репутацией безнадежного должника. Но кредит определен крайним! уроком в 24 часа, и в удостоверение выдается визитная "карточка, на которой написана сумма проигрыша. Это для порядочных людей тот же вексель, не уплатив которого игрок навсегда может лишиться доверия. Этому правилу уже полторы сотни лет — со времен Некрасова Николая Алексеевича.

Множество пунктов Кодекса посвящены собственно правилам поведения за игрой, игроцкому этикету Игроцкий этикет — вещь своеобразная. Кое-что здесь совпадает с общепринятыми правилами хорошего тона, кое-что нет.

В преферансе не существует, например, понятия старших и младших (не карт, конечно, а игроков); советы, поучения и назидания в серьезной игре совершенно, недопустимы, в особенности советы непрошеные.

Бурные эмоции — хлопанье картами, стук по столу, топанье ногой, — напротив, не возбраняются (но только между сдачами). В то же время всяческие посторонние жесты, которые можно толковать как способы передачи нелегальной информации, недопустимы абсолютно. Отмечается, что даже способ, каким карта кладется во взятку, может быть источником информации. Если игрок не хочет быть заподозренным в недобросовестном партнерстве, ему нужно привыкнуть класть карту на стол всегда одним и тем же движением.

Рекомендуется следить за своими жестами и мимикой, чтобы не совершить мошенничества невольно.

Отвлекать партнеров, развлекать их посторонними разговорами абсолютно запрещено. А вот курить вовремя игры считается нормой, разрешения никто не спрашивает. Более того, есть заповедь (негласная, разумеется): «Дыми больше — партнер дуреет!» С этой же целью рекомендуется больше играть втемную, то 'есть стоя. Есть еще масса способов вывести из себя партнеров так, что не придерешься. Например, приходят противнику в прикупе две бубновые фоски, какие-нибудь семерка и девятка, явно ему на фиг не нужные. И тут звучит глубокомысленнейшее:

Две бубны — это вам не одна бубна!

Выводит из себя даже самых лощеных профессионалов. Именно потому, что придраться-то не к чему: две — это действительно не одна, а одна не две. (Подобные сентенции, только очень развернутые, чрезвычайно любил Горбачев; интересно, играет ли он в преферанс? Это так, к слову.)

Что еще.Без матерков (так, безадресно, типа междометий) игра обычно не обходится. Можно ругать свои карты, на это, в принципе, не обращают внимания, скажут, разве что: «Поплачь — карта слезу любит!» Но любого рода фамильярности, ласкательные, уничижительные или презрительные выражения по отношению к партнеру считаются очень плохим тоном. В Кодексе отмечено, что уважающий себя игрок будет избегать реплик или обращений к партнеру, высказанных примерно в таком тоне: «Сладенький ты мой, наконец-то пошел пику!», «Умненький, бубну снес от сюркупа!», а также расхожих фраз-намеков:

Полковник был изрядной сукой и пасовал на трех тузах! Я несу пику и покойничек пику и т.д.

А вот скосить глаз в карты партнера вовсе не считается в преферансе зазорным.

Посмотри сначала в карты соседа справа, потом -- в карты соседа слева, а в свои всегда успеешь.

Свои карты — ближе к орденам!

Некоторые умудряются изучать карты игрока, сидящего строго визави, — по отражению в стеклах очков, а иногда и в зрачках.

Анекдот про преферанс. Игрок пытался сыграть мизер, получил паровоз из шести взяток, от огорчения умер.

На похоронах позади толпы скорбящих родственников бредут два его давешних партнера.

- А знаете, Сергей Сергеич, — вдруг говорит один, — если б вы тогда прорезали пичкой, мы бы все семь отдали.

- Да ладно вам, Петр Семеныч. И так неплохо получилось.

Анекдот чрезвычайно реалистичный. Преферансисты просто больны этим: все время прокручивают сыгранные ситуации, сокрушаются о неверных ходах, скорбят по утраченным возможностям. У Чехова есть рассказ на эту тему (преферансисты обычно весьма начитанны). «И зачем я с маленькой пошел? Пойди я с туза треф, не был бы я без лапки...» Преферансисты необыкновенно крепки задним умом. По гороскопу они нередко Раки.

И, наконец, последнее (статья, как и пуля, не резиновая).

В каждой игре есть какая-то высшая ситуация, знак высшего расположения судьбы — типа знаменитых пяти тузов в покере. Суперрасклад в преферансе так и называется — преферанс. Десять своих карт плюс две из прикупа: туз, король, дама в червях; туз, король дама в бубях: туз, король, дама в крестях; туз, король, дама в пикях. Получив данную комбинацию, игрок объявляет: «Преферанс». Игра в этом случае останавливается и считается оконченной. Сыгравший преферанс списывает с себя все висты, обнуляет свою гору, дописывает другим игрокам все то, что они не успели доиграть, скомпенсировав все это вистами. То есть это максимальный выигрыш.

Еще одна мощная вещь — тотус, то есть десять взяток. Некрасов даже клялся в стихах тотусом червей. Но вот спросить игрока, о чем вы, прелесть моя, мечтаете, чего вы, радость моя, вожделеете? Мизер, будет скупой ответ. Причем наибольшее счастье — сыграть мизер ловленый. Всех обмануть, всех обхитрить, и от бабушки уйти, и от дедушки, и от бланковой семерки на левой руке; выпросить у Фортуны: улыбку, проскочить между струек. Вот это жизнь, вот это счастье!

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.