Мама учила свои отбирать.

 
Россия, Санкт-Петербург,
«Деловой Петербург» №117, стр. 16
автор: .

ДЕЛОВЫМ ИГРОКАМ И КАРТЫ В РУКИ

Как известно, если не везет в карты, то обязательно повезет в любви. Некоторым петербургским менеджерам в игре не везло патологически; про чувства история умалчивает, зато любовь к самим картам крепла с каждым годом.

Собирателей игральных карт в Петербурге не много, зато их труд в скором времени будет оценен, причем не исключено, что в денежных знаках. ГМЗ «Петергоф» ищет новые пути к богатству: на очереди музей игральных карт и казино. Экспонаты для нового музея «Петергоф» ищет по всему миру.

Коллекция Перельмана

Единственный конкурент будущего музея находится на территории Комбината цветной печати, который занимается изготовлением игральных карт. В отличие от этого исключительно цехового музея, экспозиция в Петергофе будет посвящена именно коллекционным картам. Его основу составит коллекция карт, купленная у вдовы Александра Перельмана. Несколько тысяч колод оценивается профессионалами в $1 млн, однако, по словам Вадима Знаменова, генерального директора ГМЗ «Петергоф», им удалось приобрести ее за гораздо меньшие деньги.

«Перельман начал коллекционировать карты еще при «той», советской власти и всегда мечтал участвовать в создании музея. Однако понятно, что тогда это было нереально. Когда мы встречались с ним, я сокрушенно качал головой и говорил, что все это очень интересно, но невозможно», — вспоминает Валим Знаменов.

В настоящее время в Петергофе ремонтируют помещение для музея. Под него выделили один из так называемых кавалерских домов, входящих в ансамбль Большого дворца.

Круглое пополнение

Коллекцией Перельмана Петергоф не ограничился. Сотрудники музея-заповедника по всему миру покупают колоды.

Как утверждает Валим Знаменов, каждый считает своим долгом привезти из поездки хотя бы один новый экспонат для будущего музея. Сам директор музея-заповедника недавно привез из Шотландии круглые карты. Коллекция постепенно пополняется тематическими картами: «музейными» (крупные музеи мира выпускают свои колоды), и «театральными» (в коллекции уже есть колода от «Комеди Франсез»).

По словам Вадима Знаменова, создание музея карт в Петергофе вполне оправданно.

«В царские времена этот пригород превращался в столицу на 3 летних месяца. Без карт здесь не обходился ни один вечер, ни один прием, ни один бал. У нас масштабные планы. Мы предполагаем не только открыть музей. Например, планируется проведение тематических вечеров с показательными выступлениями «карточных фокусников» и гадалок. Будут проходить литературные и музыкальные вечера — как известно, многих писателей и поэтов карты сопровождали всю жизнь. А еще — мы планируем открыть здесь своеобразное казино — на манер Лас-Вегаса, где игра воспринимается как развлечение, а не что-то серьезное и проблемное. Сначала мы думали, что в игральных картах нет ничего сложного, но, когда окунулись в это, оказалось, что мир карт — это океан, это бесконечное многообразие», — делится Вадим Знаменов.

Виртуальная любовь

Современные петербургские коллекционеры, ввиду отсутствия музея в реальном пространстве, создают его в виртуальном. У Алексея Усанкина, менеджера проектов из исследовательской фирмы «О+К Маркетинг+Консалтинг», и Владислава Бабаева, менеджера фирмы «Бизнес Компьютер Центр», галерея карт из собственных коллекций «вывешена» на сайтах в Интернете.

Периодически менеджеры встречаются и обмениваются. «Когда мы первый раз встретились в оффлайне, Влад пришел ко мне с целым чемоданом колод. Я смотрел их больше 2 часов, неимоверно устал, хотя было очень интересно», — вспоминает Алексей Усанкин.

В отличие от коллекции Перельмана, собрания менеджеров не столь велики. У Влада Бабаева сегодня чуть менее 500 колод.

Алексей Усанкин собирает только карточные рубашки, так что одной карты из колоды ему вполне достаточно. «В коллекцию, как правило, идут отходы преферанса. При покупке новой колоды часть карт (не используемых при игре в преферанс) сразу поступает ко мне, другая идет в дело. Так что если говорить о том, сколько у меня карт, то получится очень много, я храню целую кучу пустых (запасных) карт, календариков, джокеров и шестерок. Но вот оригинальных экземпляров всего 244 штуки», — говорит он.

В таком коллекционировании есть масса плюсов, и прежде всего — удобство хранения. Коллекция Усанкина занимает всего один альбом для марок и два фотоальбома.

Говорят, небольшая квартирка Александра Перельмана в свое время была настолько завалена карточными колодами и литературой по истории игральных карт, что протиснуться между всем этим бумажным богатством было непросто.

Отец-преферанс

История создания менеджерских коллекций примерно одинакова: картежный азарт перерос в коллекционный.

«В студенческие годы я много играл в преферанс, приходилось покупать новые колоды. В один прекрасный момент заметил, что у меня скопился целый мешок карт разной степени «пользованности». Этот мешок и стал основой моей коллекции: я посчитал, что изображения на картах достаточно интересны, чтобы их собирать», — вспоминает Алексей Усанкин. Впрочем, страсть к картам и их собиранию у Алексея уходит корнями в далекое детство. «У меня «картежная» семья. Играть в карты я научился еще до того, как пошел в школу: наблюдал за бабушкой и ее подругами, которые каждую среду играли в покер. Помнится, я еще тогда понял правила этой игры. чем немало удивил своих родственников», — улыбается Алексей.

«Однажды, играя в преферанс двумя колодами, я обратил внимание на разницу изображений. Заинтересовался. Со временем играть перестал совсем, а собирать, наоборот, начал еще активнее», — рассказывает второй «картежник». Владислав Бабаев.

Мистика в картах

Петербуржцы-«картежники» потратили уже немало средств на покупку новых колод для своих коллекций. Кроме того, часто карты дарят друзья и знакомые. Однако помимо этих обыденных путей существует и несколько почти мистических. Известно, что коллекционеры имеют особый нюх, им каким-то загадочным образом удается выходить на нужных людей, появляться в нужном месте в нужное время. У Владислава Бабаева есть редкая тюремная колода. Ее подарил гражданин Греции, который нашел ее прямо на улице в России.

«А еще как-то я познакомился с художником из Магнитогорска. Он нарисовал мне две колоды карт, которые так и не были растиражированы. Одна очень оригинальная — это «детские» карты — в том смысле, что их рисовал сын художника. Папа попросту засадил своего ребенка за стол, и через какое-то время детские рисунки трансформировались в карты», — поведал Владислав.

Алексей Усанкин пополняет коллекцию более радикальным способом. «Иногда у меня хватает наглости просто подойти к людям, играющим в карты на улице, и сказать: «Я коллекционирую карты, у меня нет таких, какие есть у Вас. Не могли бы Вы подарить мне одну карту», — рассказал Алексей Усанкин.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.