На девятерной вистуют женихи, студенты и попы.

 
Россия, Москва,
«Версты» №023, стр. 7
автор: .

ВАША КАРТА БИТА!

Эти слова звучат уже тысячу лет как гимн величайшей страсти народов — игре в карты. Вот и в Историческом музее от желания «сорвать банк» или погадать на судьбу голова шла кругом...

ЗА КАРТОЧНЫМ столом Пушкин проиграл главы из «Евгения Онегина». Князь Голицын — собственную жену. Граф Толстой — тысячу рублей серебром и вынужден был написать, чтобы долг отдать, «Кавказский роман», а Достоевский однажды признался: «Сегодня — ни копейки. Все! Все проиграл...»

Более 300 бумажных и деревянных колод (по 36, 52 и 78 карт), сотни игральных фишек, десятки бумажников и долговых книг, пара ломберных столов и курительных приборов — дары московских купцов Щукина и Бахрушина. Так и тянет прямо здесь, в экспозиции «Пиковая дама», сесть на место манекена в бальном платье и перекинуться в английский бридж, немецкий скат или в русского дурачка. Все необходимое под рукой...

- Еще в XIII веке на одном из маскарадов перед французским королем Карлом VII предстала ожившая колода карт — в залу вступили валеты, короли с дамами, важные тузы и карты разного достоинства, — напоминает историю дьявольской забавы автор выставки Ольга Стругова. — Но это не было галлюцинацией «голубокровного» любителя игры в «пикет». Монарху, дабы отличиться от целого государства, захотелось «сменить правила» — сыграть не молчаливыми картинками, а живыми людьми.

И такая претензия на оригинальность в средневековье была оправданна: в картах — «игрушечной» модели общества (изобретении китайского императора) — все было как в жизни. Валеты означали знать, червы — духовенство, пики — армию, бубны — купцов, а трефы — крестьян, и потому приглянувшаяся всему населению Европы игра быстро завоевала вечную любовь. Да так, что спустя столетия не изменились правила карточного изображения (король пик — с арфой, дама треф — с веером, дама пик — с розой), а «проклятые картинки» из развлечения и способа заработка превратились еще и в свидетельства истории.

По изображениям на игральных картах мир XVIII века даже изучал географию и геральдику, 100 лет спустя по карточным эскизам модницы Европы шили себе платья. После разгрома наполеоновских войск под Москвой в карточных колодах появились тузы и короли с лицами Кутузова, Багратиона, Барклая де Толли. Мир политики также открывался с внутренней стороны карт. По ним знали в лицо европейских монархов, учили детей азбуке, узнавали о свадебных обычаях народов. А в России в XX веке — и о чувстве юмора «соперника»:

Плывет Чапаев через Урал. Устал. А чемодан бросить не может. — Бросай! — кричит Петька. — Не могу. Там карты полковые. Две колоды.

Обидно, что эту (ставшую по-настоящему национальной) русскую забаву несправедливо заклеймили позором. Видно, кто-то в советские времена слишком буквально понял фразу: «Ваша карта бита».

- Это часть нашей культуры. В России картежные страсти были стилем жизни, а порой и ее философией. В свете умение «понтировать» приравнивалось к знанию языков, танцев и верховой езды, — считает организатор выставки. — Даже Вяземский отмечал, что «в русской жизни карты — одна из непреложных и неизбежных стихий».

И потому играли от мала до велика с утра до вечера с «перекурами» на поесть-попить, несмотря на неоднократные официальные запреты, угрозы церкви и закрытие всех, кроме одной, карточных мануфактур. Так, при Екатерине II покер, вист, преферанс, тарок и баккара чуть не стали тормозом в развитии государства: заседания департаментов могли запросто прерваться на чье-то предложение «пойти ва-банк». Что и говорить, в те времена даже путешествовали с маленькими дорожными картами. А жизнь в любимой игре, как показывает выставка, окружали роскошью — шелковыми футлярами для мела, золотыми подставками для карт, перламутровыми блокнотами для записи выигрышей-проигрышей. И постоянно раскладывали пасьянс. Говорят, прибывшего в Россию Казанову раздражала эта привычка его русской возлюбленной.

...Гадальные Таро с 78 аллегорическими картинками — самые древние. В Россию пришли в XIX веке «переведенными» со средневековых значений знаменитой французской прорицательницей Ленорман, предсказавшей судьбу Наполеону, Жозефине, Марату и Муравьеву-Апостолу. Таро сразу же составили конкуренцию гадальным картам профессора Свиденборга — лубочным картинкам с надписями-предсказаниями. Гадание на Таро, считали русские девушки, способно не только верно предсказывать, но и полностью разрушать жизнь человека, если во время расклада «ворожея» ошиблась хотя бы в одной карте.

У выхода с выставки целый магический салон. Пожилая дама предложила: «Давайте, девушка, и вам будущее скажу, в раскладе не ошибаюсь». Я немного подумала и не согласилась. Жизнь, конечно, игра, но не всегда карточная. А моя карта еще не бита.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.