Туза вижу — кричу раз!

 
Россия, Владимир,
«Хронометр» №007,
автор: .

ЧЕСТНЫЙ ВЫИГРЫШ

Любит моя внучка, когда я рассказываю ей о своем детстве, о разных интересных случаях и происшествиях. Рассказываю, а самому на память приходят рассказы моего отца, деда, дядьев. Вспомнишь их, и как будто бы теплым и родным, чистым и здоровым повеет из далекого прошлого. И согреется душа...

Хочу рассказать о своем родственнике, дяде моего отца, коренном муромлянине — Захарове Иване Михайловиче. Был я еще мальчишкой-семиклассником, когда приехавший к нам погостить из Мурома дяденька Ваня (так его все называли) рассказал мне эту историю.

- Служил я в ту пору, задолго до революции, приказчиком у крепкого и уважаемого в Муромских краях купца Хлудова Степана Егоровича. По коммерческим делам он однажды приказал мне побывать в Ярославле. Вот и отправился я в тот волжский город пароходом.

Лето было жаркое. Пассажиры первого класса — кто в каютах отдыхает, кто на палубе в креслах плетеных сидит. Народ все солидный, богатый. Официанты только успевают порхать между столиками, обслуживая желающих. Кому лафитцу, кому водочки да наливочки, расстегайчиков да икорки, блинков да грибочков. Некоторые пассажиры просто отдыхают, любуются рекой, живописными берегами. Дорога дальняя да долгая.

Уселся и я в плетеночку возле борта. Сижу, поглядываю. Вдруг подходит ко мне один этакий вальяжный полный господин и предлагает составить ему и его приятелям партию в преферанс.

Преферансистом в то время я был заядлым, умел играть и толк в игре знал. Согласился. Как и полагается, представился честной компании, поклонился.

- Знаем, знаем Степана Егоровича! Как же! Наслышаны — уважаемый господин.

Ну, сели, расписали пульку. Объявляют купчины мне и ставку: по единице на карту. Играли солидно, не торопясь. А когда закончили да подсчитали «висты», оказался я в выигрыше. И расплачиваются со мной игроки большими деньгами. Никак в толк не возьму: пять тысяч целковых! Аж в жар бросило. Тут только я понял, что играли-то господа купцы по-крупному. И ставка — единица — была рублем! Мы-то баловались по копеечке и тоже называли это «по единице на карту». Едва справился с волнением, дух перевел и говорю: «Извините, господа, но только денег ваших я принять не могу». «Как так? Честный выигрыш — деньги ваши!» Пришлось объяснять им, что имел в виду, садясь играть, ставку копейку, а никак не рубль. И если бы проиграл, то расплачиваться мне было бы нечем. Взял пятьдесят рублей да угостился наливочкой. Поблагодарил за компанию.

И так-то были довольны мною купцы, так-то тронул их мой поступок!

А как я мог поступить иначе? Не так был воспитан. Не мог себе даже представить, что можно было смошенничать. Кто-то, может быть, и смог бы, но только не я. Не принято это в нашем Захаровском роду. Не было бы моей душе покоя, возьми я те деньги.

...Такой вот рассказ, врезавшийся мне в память на всю жизнь.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.