Приглашен играть втемную — береги длинную масть.

 

ЧУДЕСА НА ДЕВЯТЕРНОЙ

Девятерная игра — ближайшая родственница десятерной. На одной и той же карте по ситуации (или по настроению) могут быть сделаны два разных заказа. Сплошь и рядом преферансисты, опасаясь дорогостоящего ремиза, говорят «девять» на десяти взятках. Как правило, заниженный заказ делается на второй или третьей руке — а вдруг бьется крупная, «считанная» карта? На такой элитной игре, как десять (старинное название — тотус), не грех учесть самые неприятные расклады козырей и второй масти.

По этим причинам десятерная — редкий гость в пульке. К тому же столь богатая карта может и за год не прийти. Преферансисты называют ее радостью для начинающих. И верно, разыгрывать нечего, надо просто все забирать. Даже впервые севший за стол не запутается.

Мало кто помнит случай торговли до десяти. Следовательно, такой заказ делается вполне добровольно. И, скорее всего, он реален. Другое дело — девятерная. Если масть младшая, то вполне могут «загнать». Не часто, но случается. Кроме того, девятерной перебивают мизер. А при большом желании перебить мизерную карту любители риска могут пойти ва-банк и на семи с половиной...

Психологически это легко объяснимо. Скажем, преферансист уже устал пасовать — не идет карта, ни тузов, ни семерок, Одни свиные рыла... Но вот мелькнул луч удачи. Сдали крупную фишку. Почти восьмерная! Игрок говорит «пика», надеясь после хорошей покупки поправить положение в пульке. Но на второй руке объявляется мизер. Это уже невезение. Дождался карты, а она пропадает. И игрок на восьми шатких взятках идет на риск, утешая себя, мод, что-нибудь купится. Он объявляет девять...

На вынужденной девятерной партнеры, как правило, вистуют. Особенно если в прикупе не было ничего выдающегося. Не отпускать же за здорово живешь «заторгованную» игру. И если нет козырного виста, то карты вскрывают.

Однако всветлую и играющему виднее. Иной раз просто чудеса происходят. Представим такую карту: пика — Т, К, Д, В, 10, трефа — Т, бубна — Т, черва — Т, Д, 10. Две фоски от бланковых тузов в сносе. Свой ход. Чистая восьмерная! Но всветлую берется девять.

При любом раскладе.

Понятно, если в червах отделились второй валет или второй король, то проблем не будет. Но и в худшем раскладе (король, валет, фоска слева от играющего) можно набрать девять взяток. Выигрыш достигается так. Четыре раза козыряем и внимательно смотрим, а что сносят партнеры?

Допустим, у вистующего на второй руке карта такая: пика — 7, 8, 9, трефа — 8,10, бубна — В, 9, черва — К, В, 7. Вот за ним и наблюдаем... На первые четыре козыря он сносит свои три пики и, допустим, трефу. Тут же забираем оставшуюся трефушку тузом и еще раз испытываем партнера ходом с козыря. Идем на «бескозырку», но это не опасно. Вистующий не может снести черву, мы сразу ее разыграем, ведь есть приемный бубновый туз. Он сбросит бубну. Одна еще остается, ее мы немедленно забираем тузом. Теперь — три червы на три. Выходим с десятки или с дамы, партнер бьет и подыгрывает обе оставшиеся взятки.

Читатель может проделать такой опыт. Надо перемешать карты вистующих и произвольно раздать их на вторую и третью руку. Один раз, второй, сотый... Легко убедиться, что нет такого расклада, в котором эта сомнительная девятерная проигрывается.

Немало шансов выиграть девятерную и на такой карте: пять старших козырей, три туза плюс валет, десятка к одному из них. Ход свой. Естественно, девять взяток берется сходу, если отложится марьяж. Годится также голый король или (простите!) голая дама в критической масти. А если на одной руке К, Д, с любым количеством фосок, цель достигается тем же способом, что и в предыдущем примере. В решающий момент, когда останутся «три на три», делается ход с десятки или валета. Проигрыш лишь в одном варианте — на одной руке третий король, на другой — вторая дама.

В практике встречаются и другие виды «незаконных» девятерных. Например, пять старших козырей, туз и еще два туза с дамами. Стоит королям лечь на одну руку, как девять выигрывается аккуратным отбором остальной карты. Вистующего вынуждают к противостоянию двух вторых королей и двух тузов с дамами. Остальное, как говорится, дело несложной техники.

Вам не приходилось играть девятерную на двух (!) козырях, причем, без туза? Наверное, нет. Но много лет назад, во время первых преферансовых уроков один из сильнейших ленинградских преферансистов Леонид Масловский разложил передо мною такую карту: пика — Т, К, Д, В, трефа — Т, К, Д, бубна — Т, черва — К, В, 8, 7. Сказал он примерно следующее... Уважаемый студент! Эту мощную карту вам ниспослал Всевышний! Но вы, размышляя о заваленном накануне экзамене, снесли семерку с восьмеркой червей и вместо восьмерной в пиках или без козыря машинально заказали девять... червей. Вас ожидал разгром, однако, девятерную вы выиграли. Подумайте, при каком раскладе это стало возможно?

Как я не раскладывал карты, эта загадочная девятерная не получалась. Ни при бланковом тузе червей, ни при бланковой даме. Делил козыря пополам — тоже не выходило! Правда, тогда я только постигал азы преферанса. Возможно, читатель, прикрыв рукой следующий абзац, сам решит эту старинную задачу?

Тем, у кого все-таки появились затруднения, предложу заглянуть в задачу №32. Укажем и единственный путь к победе. Берем две пики, трефу и бубну, затем еще раз атакуем с пики. Попадаем в туза козырного и заодно вышибаем Девятку. Одна взятка отдана, ход перешел на вторую руку. У партнера остались лишь пять бубен, он вынужден с них зайти, но этим ходом он прорезает козырную даму с десяткой. Ваш король с валетом триумфально забирают этот подарок. Не правда ли, элегантная задачка!

Говорят, на девятерной вистуют только летчики и студенты. Очевидно, потому, что летчики отважны, а студенты нуждаются в деньгах. Ну, а кто вистует на десятерной? Кстати, в прошлые годы десятерная просто проверялась. Потом это либеральное правило стало исчезать. А тем, кто его защищал, популярно объяснили, что проверяются только лотерейные билеты. Мол, рискует играющий, путь в той же мере отвечает и вистующий. Но как завистуешь, если взятка на карте не просчитывается, а вист — ответственный? Другое дело, если у вас три козырька, два вторых короля и третья дама. На таких вистах и робкий осмелеет, ему легко вычислить, что играющий, как минимум, без одной.

Обычно, при отсутствии веских оснований, партнеры, услыхав грозное «десять!», послушно бросают карты. При этом бывалые преферансисты вспоминают такой анекдот. Русский купец вернулся из Лондона и хвастает успехом в карточном клубе. Вначале, говорит, туговато было. Но вот лорд адмиралтейства заказал десять червей. А у меня на руках — верная взятка. Я — вист!

«Нет,- ответствовал другой господин,- у нас десятерная не вистуется». Тогда — проверяется? На меня взглянули как на неотесанного мужлана: «У лордов не проверяется!»

Смолчал я,- продолжал купец, а потом обыграл всю компанию. На любой карте заявлял «десять», а господа не вистовали и не лезли с проверкой. Я бы их и вовсе раздел, но на другой день швейцар меня в клуб не пустил...

У нас таких казусов быть не может. Хочешь забрать взятку — вистуй! Не возьмешь — запишешь на гору. И это, пожалуй, справедливо. В карточной игре должны рисковать все — и играющий, и вистующие.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.