Уважай партнеров — больше часа не думай.

 

БЕГ К ЗАВЕТНОМУ РУБЕЖУ

Сколько времени длится одна пулька? На это каждый преферансист ответит по-разному. Многое зависит от системы записи. Скажем, в старой «десятичной» системе на гору выставлялись не только штрафы за недобранные взятки, но и результаты распасовок. Гору полагалось списать. Однако привести к нулю верх, растущий, как на дрожжах, было делом нелегким. Вот и появилось почти футбольное правило — играть по времени, до определенного часа. В некоторых устоявшихся компаниях оно перекочевало в другие системы, например, в «классику».

Игра по времени не искажает логики преферанса. Но придает ему несколько монотонный, затяжной характер. Такую пульку играют много часов. Случается, что кто-то из выигрывающих начинает (словно в футболе) тянуть время.

Другое дело, когда идет борьба по ленинградской или казахстанской системе записи. Игра до определенного числа очков придает каждой пульке ясную цель, усиливает ее соревновательный характер. Становится возможным завершить за вечер три или четыре пульки. Если вы ограничены во времени, то после любого «тайма» вас может заменить новый партнер и компания сохранится.

«Казахстанка» обычно играет до 120 очков. Каждый участник должен своими играми набрать это число. Подобная пулька длится час-полтора. И только в тех случаях, когда зачастят распасовки и ремизы, может затянуться часа на два. Правда, в сильных компаниях, где розыгрыш вариантов идет без лишних раздумий, такое не встречается.

Естественно, рубеж 120 очков достигается партнерами поочередно. Кому-то идет хорошая карта, кто-то вынужден пасовать. Один играет крупные игры и записывает по 24, а то и по 40 очков, другой «вымучивает» трудные шестерные и похож на тихоходную баржу, плывущую вдогонку за крейсером.

Но вот самый «быстроходный» партнер прорывается к заветному рубежу. И тогда наступает вторая, итоговая фаза. Теперь лидер, заполнивший свою пульку, в случае новой игры, например, семерной, запишет 16 очков в чужую графу игр. Точнее, в пульку партнера, идущего по сыгранным очкам на втором месте. Лидер как бы помогает ему продвинуться к финальной черте. За такую помощь, прозванную преферансистами еще с послевоенных времен «планом Маршала», сыгравший «семерную» записывает на отстающего 160 полновесных вистов.

Обычно вскоре финиширует и партнер, которому оказывается помощь. Лидеров становится двое, и оба теперь помогают (в принудительном порядке!) идущему на дистанции третьим. Они вписывают в его пульку свои игры и, конечно, пишут на него висты. Когда же и третья пулька окажется закрытой, остается один, самый невезучий партнер. По правилам он может вынести несыгранную часть пульки на гору.

Есть разные толкования этого правила. В ряде преферансовых компаний (число их невелико) предпочитают играть без «выноса». И тогда — горе отставшему! Все трое партнеров, завершивших пульку, помогают неудачнику... В результате он проигрывает большое число вистов.

Более гуманным выглядит правило, разрешающее вынос несыгранной части пульки на гору. Правило — не категорично. Оно предоставляет аутсайдеру выбор — играть до конца или расписать пульку. Скажем, он набрал 80 очков. До необходимых 120-ти предстоит сыграть еще 40. Но можно вынести их на гору, перевести в висты и поделить между партнерами. Какое принять решение?

Каждый преферансист время от времени оказывается в подобной ситуации. Возможны варианты... Если продолжить игру, а карта пойдет неважная, то скорее всего потеряешь эти 400 вистов. Их напишут на тебя более удачливые партнеры. Но если сыграешь сам — пулька резко улучшится.

Оптимисты играют до конца. Однако, такой оптимизм нередко оборачивается более крупным проигрышем, чем у осторожного игрока, который мужественно выносит недоигранную часть пульки на дележ компании.

Немаловажно и такое соображение. Разделив на четверых 40 злополучных очков, отстающий проигрывает лишь 300 вистов. Ведь четвертая часть — своя. Добавим, что при игре втроем гора делится на три части и проигрыш уменьшается.

Рискнем дать совет. Следует опираться не на гадания (повезет, не повезет), а спокойно оценить положение. Надо подсчитать висты с учетом горы и пули и в случае плюсового итога — доигрывать. При удачном исходе выигрыш возрастает, при неудаче потеряете немного, в основном лишь благоприобретенное. Не стоит жалеть.

А вот продолжать игру при минусовой пульке не стоит. Опыт показывает, что преферансист, упорствующий в стремлении отыграться, начинает чрезмерно рисковать, «ломать карту» и тем самым только ухудшает свое положение. Да и психологически легче — расписать проигрышную пульку и начать новую в равном стартовом положении с другими участниками.

А теперь чуть-чуть отвлечемся. В давнюю ленинградскую пору (а именно — в пятидесятых годах) мой хороший знакомый и главный наставник по преферансовой науке Бруно Гришан пригласил меня однажды поиграть в новой компании. По дороге предупредил: партнеры — чистые «математики». Что это означало? А вот что... Бруно делил всех преферансистов на «поэтов» и «математиков». Первые, объяснял он, торгуются на четырех взятках, заказывая игру, они рассчитывают на лучший расклад и с легкостью ставят ими же изобретенные ремизы. Правда, не дай Бог угодить под счастливую «пятиминутку» такого атакующего игрока. Все ему сходит с рук. Из прикупа поднимает он как миниум пару козырей, а на безнадежном мизере может к двум картам купить семерку. Бывает, что пятиминутка превращается в счастливую «получасовку» и «поэт» молниеносно закрывает свою пульку, а потом, не переводя дух, заполняет и все чужие.

Другое дело холодные «математики». Они на улыбки фортуны почти не надеются. Для них важнее точный расчет в вистах буквально каждого действия. И, как от сатаны, они бегут от рискованных ситуаций. Такого игрока и на канате не затащишь на мизер, где есть пятидесятипроцентные шансы на успех, а в случае неудачи ожидается «коллектив» взяток. И, конечно, «математик» не станет уклоняться от плохой распасовки, если для игры у него нет пяти обеспеченных взяток.

Правда, такие игроки часто не доигрывают пульку, но зато на горе у них мало ремизов, а накопленные осмысленным вистованием «колеса» позволяют почти всегда свести пульку к положительному балансу. Так, или примерно так объяснял мне Бруно Гришан, бывший в те годы одним из авторитетнейших ленинградских преферансистов. И советовал быть в игре «математиком», но время от времени (по настроению!) становиться «поэтом» потому как без приключений легко стать не игроком, а Гобсеком. Кстати, добавил Бруно, двух таких скряг ты скоро увидишь.

И верно — когда началась игра, я с удивлением заметил, что оба незнакомых партнера положили рядом с собой по чистому листку. После каждой сдачи они аккуратно записывали не только в пульку, но и в эти листки числа со знаком плюс или минус. Сыграл, например, кто-то из них шестерную — ставит +14 (писалась «ленинградка»), а если еще и вистующий остался без взятки, то + 23. Взято четыре взятки на распасовке — и на листке появляется число 30 со знаком минус.

Набравшись храбрости, я спросил, что дает эта двойная бухгалтерия? «Повышает дисциплину, — ответил партнер. — Зная, сколько стоит каждая игра или посад, я сопоставляю числа и вижу всю неразумность риска. Я знаю, что надо делать, а что нельзя».

Человек слаб, и я как-то скопировал увиденное. Однажды, преодолев смущение, положил рядом листок и стал записывать плюсовые и минусовые итоги сдач. В этот день мне везло, и я с удовольствием вел колонку благоприобретенного. Да так увлекся, что сыграв мизер, проставил на листок +150, а в реальную пульку записать свой мизер позабыл. Вспомнил, когда было поздно эту ошибку исправить.

С тех пор я навсегда отказался от этой гобсековской бухгалтерии... О правилах игры, системах записи и порядке подсчета каждого преферансового действия необходимо знать каждому начинающему игроку. Только освоив «простую арифметику», можно перейти к изучению более сложных и более интересных сторон преферанса.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.