После игры в преферанс, длившейся всю ночь, проигравший должен заплатить своим партнерам крупную сумму.
- Я отказываюсь платить, — решительно протестует он, — Один из нас жульничал!
- Не может быть! И кто же это?
- Я!

 

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам

Добавлена: 2000-10-03

Текст и фото: Парамон.
Действующие лица: Tutti, Народный Герой, Парамон.

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам — Парамон
Парамон
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам — Парамон
Парамон

Всякий раз, преодолевая притяжение Земли, вспоминаешь все свои дела и поступки, хорошие и не очень. При чем, большинство неудач почему-то как-то трудно воспроизвести в памяти сразу, тогда как локальный героизм (слова с этим корнем будут часто встречаться в тексте) так и лезет для того чтобы отчитаться перед... Но постепенно понимаешь, что это лишь вещи, которые сделал бы каждый на твоем месте. Ничего геройского — норма жизни. И чем больше углубляешься в дебри отдельных ячеек мозга, тем чаще оттуда всплывает всякая дрянь — не сделал, не сдержал, не бросился, напился, не лишил, подрался, лишил, обидел. Коньяк не спасает. Курить нельзя. Одно слово — взлет. И так два раза за сутки. Прямые самолеты летают криво, потому лечу на двух, но по прямым. Еще пара таких командировок в год и поневоле философом станешь, пускай даже будуарным. Поразмышляв еще часов 7-8 над бренностью Мира и глубиной чувств сидя в Шереметьево, изредка отвлекаясь на подсчет содержимого кошелька после очередной пятидесятирублевой порции кофе с семидесятирублевым бутербродом, беру курс на море, не Черное правда, не Средиземное, но туда, где живут Герои. Итак...

Смена часовых поясов в большом количестве — штука почти не заметная — пока занимаешься арифметикой сна как не бывало. Светло — ходить, работать, темно — пить, играть, в промежутке можно и вздремнуть. О работе не буду — у нас так далеко так просто не ездят (я по крайней мере), поведаю лишь о главном.

День отлета, день прилета — исход один — провалиться в негу сна, Героя увидел только на следующий день. Сразу отмечу, что с момента нашей первой встречи Серега постройнел заметно (жутко исхудал), но блеск в глазах заставил вспомнить, как набирают 50 в пулю за 2 часа. Забегая вперед скажу, что в родных стенах ему везет как Ямайке с Аргентиной — проиграв 5 стаканов семечек, Герой отправился раскрывать другой свой талант — в игре на бильярде (хотя пул с натяжкой можно именовать таковым — америкосы склонны к примитиву). Уютное местечко, где весь бардак имел место, называется весьма скромно, но в духе времени — «Миллениум» (как уж оно будет зваться через год? — не знаю). Прежде всего — отведать местного пива, которого не оказалось (и к счастью, потому что потом я его пробовал). Потчевали Короной из Сибири в разлив — сойдет. Самый Народный из героев на редкость мало пьющ, но гостя уважил, несмотря на руль. И тут я (ненавижу это местоимение, но о себе в третьем лице...) уже пришел в себя окончательно — глаза засветились как Геройские (и как наши ботинки, прошу заметить).

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам — Парамон, Народный Герой
Парамон, Народный Герой
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам — Парамон, Народный Герой
Парамон, Народный Герой

Немного играя в Русский бильярд, я в тайне надеялся оказать мало-мальски достойное сопротивление именитому мастеру, но когда он достал из загашника СВОЙ кий, а потом надел на руку ЭТО, я сразу все понял — быть мне битым. Так оно и случилось, правда отвлекали приморские девушки (я вам скажу, одно из немногих мест, кроме милой сердцу Самары, где концентрация прелестниц пиковая) своими частями тела, слабо прикрытыми юбками и бельем.

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам — Народный Герой
Народный Герой
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам — Парамон
Парамон
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам — Народный Герой
Народный Герой

Первый вечер плавно перешел в ночь, но по дороге в отель я совершил непростительную ошибку — купил (тайком, так как мне с отеческой заботой запрещалось что-либо покупать) пива с каким-то морским названьем. Не поручусь, что сырьем не служила капуста. Остался жив.

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
№ 706

Прощаясь, Герой как бы случайно обронил фразу: «В четверг иду играть в волейбол...». Он, наверное, не мог предположить, что я с интересом отнесусь к этому потому, что я ниже его почти на голову (на мою).

Среда продержала меня на работе до ночи, так что из веселого можно вспомнить только общение с официантками в баре Паласа, да аромат прекрасных сигарет Mild Seven. И как японцы выращивают табак?..

Рабочий день четверга прожит с надеждой поиграть в волейбол. Отбросив ложную скромность, скажу, что это единственный вид спорта после общения с которым на память кроме выбитых пальцев и плеча осталась книжица с гордой надписью «3-ий взрослый». Ну в общем Героя спасло только то, что мы играли за одну команду, а так как Серега вообще со слабыми игроками не встает по одну сторону сетки, то мы выиграли 5 партий (снова напрашивается Аргентина — Ямайка), не замарав коленей. Хотя на счет коленей это я загнул (упал все-таки раз и ободрался), но об этом в финале. Потом снова Корона и в люлю. На пятницу самый героический из всех народных и самый Народный изо всех Героев обещал турнир и при чем очный. Проваливаясь в сон я метался в догадках о предстоящем событии, поскольку из личного опыта «очников» я имел весьма однобокое представление о подобного рода мероприятиях — в карты играл один раз. На поверку то, что было, скорее и было турниром по преферансу, так как все были трезвые, сидели за столами, а не шарились по кустам в обнимку со стаканом и с тощей хворостиной в руке, и даже не ругались (громко) матом. Я заволновался. Спрашиваю Героя — «кто это все тут»? А он говорит — «не боись, ты спонсор» (привычка не ездить с пустыми руками снова оправдала себя — помогла бутылка водки с нескромным наименованием Родник при чем с бульками). И вдруг, как с неба, возник Ангел, который звался Натали, в миру Тутти, я что-то пробормотал вроде «Парамон Алексеевич Леванов», когда он (Ангел) мило улыбнулся оцепенение куда-то улетучилось, как впрочем улетучился и Ангел. Наташа тоже была спонсором, так как привезла из Праги от Реджи бутылку чего-то темного.

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам — Парамон, Tutti
Парамон, Tutti

С каким «энтузиазизьмом» билась Приморская интеллигенция за две бутылки!!! К слову сказать мне удалось сыграть аж три пули и одну по-моему выиграть, но вот с вистами как-то не хорошо получилось. Еще сказался дурной опыт Самарских очников — часам к двум уже был сильно навеселе, поэтому выиграть свою же бутылку мне не дали и милая Тутти отвезла меня домой на своем милом джипчике. Ничьей чести я уже угрожать не мог — после изрядной дозы Короны был почти стерилен. В люлю.

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —

Знаете кто на свете хуже будильника? Правильно — телефон. В 11 утра. В башке пьяный король и бланковый партнер напротив. Эскадрон гусар покуралесил где-то рядом, при чем вместе с конями. Сергей опять-таки по-отечески поинтересовался самочувствием, на что получил очень гордый и не менее лживый ответ «отлично». Но, как говорится, Мир не без добрых людей, в Главбуховском чемодане обнаруживаю таблетки с загадочной надписью Эндрюс Ансвер — не от трихомоноза, так от похмелья. Смело развожу минералкой — человек родился заново. А Герой уже у крыльца. Благодаря коварству нелетающих по пятницам в Красноярск самолетов имеем еще день во Владивостоке, чтобы ознакомиться с ним поближе. Экскурсию начали с пива и пиццы. Потом к Герою в гости. По приезду я пожалел о том, что отказался от приглашения Ксюши погостить денек-другой (хотель был оплачен) в их уютненьком стометровом Геройском гнездышке, со мною нас было бы шестеро — не люблю это число.

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —

А после Серега повез меня к главной достопримечательности г. Владивостока — к авторынку... Чувства переполняли меня — я в Мекке автолюбителя средней полосы России!!! НИ ОДНОЙ русской машины, ни одной, мои хорошие, ни единой... Ходить я мог бы там до вечера — смотреть и наслаждаться (да простят меня дамы и эстеты). Я уже не мог желать большего, как тут Серега воистину по-геройски предлагает покататься на его машине, ласково именуемой «Паскудиком» (для невежд — Сузуки Эскудо 4WD 5 дв. джипчик, расход 12 л/100 км., автомат...). Дальше — больше, «а поехали», — говорит, — «в таксопарк, у меня еще есть!». Мне плохо, я на грани аэродинамического оргазма. Поехали. Приехали. Там Mitsubishi RVR. Мысль о возвращении домой к советским телегам грустна и даже нелепа. Жена. Дочь. Я устоял.

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —

К морю, в скалы, на маяк! Свежесть морского ветра и завораживающий вид Линии Электро Передач над морем постепенно вернули меня в мир истинных ценностей. Шум прибоя напомнил мне, что я далеко от дома. Я скоро буду, родные мои, вот только на чуть-чуть в Сибирь и сразу домой. До свидания Земля Геройская! Здоровья тебе, Серега и семье твоей прекрасной! Тутти, целую ручки.

Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —
Владивосток — город Героя, командировки по преферансным местам —

И снова прогоняю в голове все плохое и хорошее, взлет — посадка. Ба, это кто в иллюминатор глядит? Да это ж Лооонг!!! Если б немного у него убрать, а мне приделать — никто бы так не назвал тебя, Андрюха, да и мне, глядишь, второй разряд бы дали. Судьба. Фартас. Его я ждал увидеть. Он везде. Но Ира? Как ты здесь, дитя Невы и Петергоффа? Фартас. Он везде. Он всех. И как он только успевает?!!! Эдик. Бывалый. Сколько лет! [Про последующие события в г. Красноярске можно почитать ЗДЕСЬ — Прим. Главбуха .]

Встреча коротка, но запоминаема! КВН, гостиница, коньяк, Костин турбофотоаппарат, вокзал (чуть успел, но успел!), фото в окружении исполинов. Андрюха, за мной должок — я помню. Снова вокзал. Транзит в Новосибирск. Ночной перегон. Перрон. МОЛЧУ!!! Из черного Сибирского тумана. Встретил! Напоил кофием и в порт. Толком не поговорили. Снова взлет-посадка. Все. Дома.

Да, чуть не забыл, про коленки, лежу дома, пардон, в ванной, Ира (жена) невзначай заходит проверить все ли у мужа в том виде, в каком до командировки было, вроде все на месте, или — ничего лишнего, но тут — «а что это с коленями, милый, СТЁР?!». Немая сцена.

Искренне ваш, Парамон.

P.S. Еще раз всем огромное спасибо!!!

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.