Не ругай карту — отвернется.

 

Преферанс на даче у Сашуна

Так уж получилось, что недавно я опять оказался в Одессе. А если уж человек оказывается в Одессе, то куда ему ещё идти, если не на веранду к Сашуну?! Ее я легко отыскал, так как начиная от аэропорта и по всему городу были расставлены указатели «на дачу к Сашуну». К моей нескрываемой радости, здесь уже были мои старые приятели Kirk James T., admiral (retired) и байкер Ю. Байкер.

С моего последнего посещения веранды здесь мало что изменилось, но в глаза мне сразу же бросился висевший на одной из стен огромный плакат, на котором большими буквами было написано:
Обучаю игре в преферанс и гамблеранс.
Обучение в виртуале и реале, срок обучения 12 месяцев.
Цена договорная, плата вперёд.
Сашун (Добряк, Ашун),
Великий Учитель и Непревзойденный Практик, обладатель Дубового Канделябра, чёрного пояса, фирменных подсвечников, антикварных подстаканников, мельхиоровского столового серебра, половина БаСкера (не самая худшая), почётный член общества по разведению кроликов.

После недолгих приветствий Сашун предложил:
- Ну что, господа, начнём?
- Немедленно, — сказал отставной адмирал.
- Пожалуй, — подтвердил Байкер.
- Согласен, — добавил я.
Хозяин веранды достал из шкафа лист брестольского картона, подержал его в руках, как бы оценивая на вес и, тяжело вздохнув, положил на стол.
- Последний, — сказал он.
Сашун был одет по-домашнему: в шортах, майке, на груди которой большими буквами было написано «Ашун», а на спине «Добряк». Поверх майки талию стягивал широкий оттороченный кроличьим мехом чёрный пояс, на котором золотыми нитками было вышито: «одним махом более двухсот побивахом».
С манерами уверенного иллюзиониста Сашун начал тасовать колоду. Великий учитель любил хороший юмор и душевный разговор, главным образом свой юмор и свой разговор. Он бывал то энергичным, то вялым, то спокойным, то хмурым, то доброжелательным, то язвительным. Он постоянно находился в когтях дурных предчувствий. Его тщеславие происходило оттого, что он в свои годы уже обладатель Дубового Канделябра и второй в рейтинг — листе первенства Гамблера по преферансу, а подавленное состояние оттого, что он в свои годы обладатель только Дубового Канделябра и только второй в этом рейт-листе. Несколько раз за ночь он заходил на префстраничку первенства Гамблера по префу и если он видел себя аж вторым в этом списке, то засыпал сном младенца и во сне видел себя на Канарских островах, сплошь заселенных беспечными кроликами. Если же он видел себя только вторым — то ему снились сибирские леса, по которым бродят, щелкая зубами от голода, бессердечные и незнающие глаголов Сашуна коварные волки. Сегодня рано утром, обыграв жену и своего кота в финку, не применив при этом ни одной из заготовленных сменок, заглянув на gambler.ru/pref/tour/res2003 и убедившись, что его гордость и составляющая часть БаСкер по-прежнему на почетном втором месте, Сашун пребывал в отличном настроении. К тому же он почувствовал в себе силы не только ответить всем, обозначившимся в конфе, но и предложить безболезненный вариант введения единой валюты на территории России и Беларусии, а так же решения энергитического кризиса на Камчатке.
- Сашун! Ты свою зажигалку починил? — спросил Kirk.
- Да нет ещё. К лучшим мастерам обращался. Не берутся. Сложная, говорят конструкция. Прямо не знаю, что и делать.
- Не отчаивайся. Я тебе подарок привёз, презент, так сказать. Кристало называется. Искру высекать будешь, — и с этими словами Kirk передал хозяину пару кирпичей итальянского производства.
Kirk был, как всегда, жизнерадостен, бодр и энергичен. На его груди красовалось около полуторасотен различных значков, среди которых я успел разглядеть значки 3 разряда по бегу, плаванию, нырянию, выныриванию, значки общества трезвости, спасения утопающих и попавших под дождь.
Байкер преимущественно молчал. Своим крепким здоровьем он был обязан физкультуре и спорту, прочному шлему импортного производства, свежему воздуху, непоколебимой вере в отсечки и благотворному влиянию коллектива. В последнее время кое-кто стал сомневаться в его непревзайденном таланте турнироустроения и это портило ему нервы, хотя он и не хотел в этом себе признаваться.
- Спасибо, любезный адмирал, это прямо царский подарок, – сказал хозяин веранды, принимая от Kirk кирпичи.
- Адмиральский, — перебил его Kirk.
- Адмиральский, — повторил Сашун. — А то я никак не починю…
В это время где-то неподалеку надрывно и совсем не вовремя закукарекал петух. Мгновенно с противоположной стороны ему ответил другой.
Сашун посмотрел на часы и с гордостью сказал:
- Как раз вовремя. Эти никогда не опаздывают, — и сразу же включил украинский телевизор японской сборки.
Через секунду появившаяся на экране крашеная хохлушка Роза Блюменталь торжественно на ломанном украинском языке объявила:
- А сейчас ведущий нашей постоянной рубрики «Встреча с людьми, оставившими след в истории» Петя Кантроп расскажет о тех неизгладимых впечатлениях, которые произвели на нашего Президента встречи с Великим Учителем, обладателем Дубового Канделябра.
- Первый раз я встретился с Сашуном, — начал незалежный Леонид Кучма,…
- Да выключи ты его, — раздражённо запротестовал нетерпеливый знаменитый адмирал (в отставке). — Мы играть собрались, или что?
- Нет, нет! Вы послушайте. Это очень интересно. Это очень интересно и поучительно, — ответил ему Сашун, но, не встретив понимания, неохотно убавил звук.
- Всё же я настаиваю, что это очень интересно… Kirk! Немедленно поставь канделябр на место! Это раритет. Ты понимаешь, это ра-ри-тет! К нему даже прикасаться нельзя.
- Убери ты его к чёртовой матери со стола, он же тут мешает только. А то я, ты знаешь, могу этим раритетом…
- Да? Пожалуй ты прав, пожалуй ты прав, — подумав, сказал Сашун и унёс раритет в другую комнату.
Сашун начал готовить карты, карандаши, а я вышел во двор полюбоваться хорошей погодой и подышать свежим воздухом.
Стаяло прекрасное летнее утро. Близость моря и свежий ветерок несли приятную прохладу. В воздухе плыл сильный аромат цветущих левкоев.
В нескольких метрах от меня несколько кроликов щипали сочную зелень. Я погладил одного по голове, спине, потрепал за уши.
- Ну, как дела, братишка? — спросил я его.
- Да раньше было лучше.
- Когда это раньше?
- Да когда ещё не знал этой веранды.
Вернувшись через несколько минут на веранду, я с удивлением заметил, что лист бумаги расчерчен на троих, а Сашун и байкер сидят на одном стуле, тесно прижавшись друг к другу.
- Я что-то ничего не пойму. Мы разве расписываем не на четверых? — недоумённо спросил я.
- Нет, Neptun. Мы будем расписывать на троих. Ты, отставной адмирал и мы, БаCкеры, в одном лице, точнее в одном игроке.
Я продолжал недоумённо смотреть на БаCкеров. У меня в руке была неприкуренная сигарета, и Сашун услужливо с седьмого раза высек для меня искру.
- Понимаешь, Neptun, — обратился ко мне молчавший всё это время байкер Ю.Байкер. — Мы ставим научный эксперимент. Мы хотим доказать, что два сильных игрока, если они объединятся в одного, будут играть ещё сильнее, а для этого…
- А это надо доказывать? — спросил я.
- А для этого, — не реагируя на мой вопрос невозмутимо продолжал байкер, — необходимо большое число наблюдений, при котором мы, применив коэффициент Стьюдента и получив высокий уровень достоверности, приняв во внимание экстраполяцию малого числа фактических результатов на ранжирование множества из трех…
- Чего чего? — перебил его Kirk.
- Чего, чего чего? — спросили БаСкеры.
- Чего применив? — переспросил Kirk.
- Экстраполяцию, — отозвались БаСкеры.
- Я против! Я категорически против, — заявил прославленный адмирал.
- Против чего ты против? — спросил Сашун, капризно опустив уголки рта.
- Против чего ты категорически против, — спросил байкер.
- Против экстраполяции.
- Почему ты против экстраполяции?
- Потому что я не знаю, что такое экстраполяция. Neptun! Ты знаешь, что такое экстраполяция?
- В общих чертах, — ответил я.
- Ну вот, Neptun тоже не знает.
- Neptun не сказал, что не знает, — поправил его Ю.Байкер.
- Если в общих чертах, значит не знает. — Минуту помолчав, Kirk добавил: — Я знаю что такое лоция, навигация, дегустация, менструация, революция, поллюция, конституция, проституция, эволюция, ампутация, галлюцинация, эякуляция, индексация, экспроприация, мастурбация, депривация, эксгумация. Я даже знаю, что такое реструктуризация, экстерпация, не говоря уже о децеребрации, Имме Суммак и Бобе Бимане.
«О боги! — подумал я. — Как с ним играть, если он все это знает?»
- Скажу больше, — продолжил Kirk. — я 142 раза был на экваторе, принимал участие в открытых первенствах по преферансу в Арктике и Антарктике, Самоа, деревне Гадюкино и Островах Зеленого Мыса, так там то же ни чего об экстраполяции не знают.
- И все же я настаиваю, — сказал Великий Учитель.
- Сашун! Не пудри мне мозги! Ты может быть еще заодно расскажешь о дырявых кастрюлях, иголочных ушках и домохозяйках?
- На сей раз он пудрит как раз и не мозги, — вступил байкер. — Для минимизирования последствий нужна система интерпретации…
- Довольно! – перебил его я. – Сдавай.
Kirk последние несколько минут пристально смотрел в глаза Великому Учителю.
- Сашун! У тебя в глазах кролики.
- Кролики?
- Да, кролики. У тебя в глазах кролики.
- Я не вижу никаких кроликов.
- Как ты можешь видеть кроликов, если у тебя в глазах кролики ?!
Сашун подошел к зеркалу и долго внимательно рассматривал свои глаза.
- Я не вижу ни каких кроликов. Neptun! У меня в глазах есть кролики?
- Нет.
- Ну, вот, видишь! — Сашун успокоился, сел за стол и громко произнес: — Семь пик! Между прочим, Neptun, у тебя на брюках пепел.
- Лучше пепел на брюках, чем кролики в глаза, — ответил ему я.
Хозяин неодобрительно посмотрел на меня и, немного подумав, неуверенно произнес:
- Я кажется без одной.
- Да, ты без одной, но с кроликами в глазах, — ответил ему Kirk.
У Сашуна задергалась правая щека, покраснело левое ухо и зачесался затылок. Он неодобрительно посмотрел на отставного адмирала.
Мы играли довольно быстро, а мне и адмиралу совершенно не удавалось даже на минуту выйти из-за стола выпить рюмку вина или стакан воды. БаСкеры ловко выходили из этого положения. Пока сдавал Сашун, выпивал байкер, пока выпивал байкер, закусывал Сашун.
Мы с адмиралом с завистью смотрели за всем этим.
- Может прервёмся на пару минут?, — предложил я.
- Не стоит, — ответил Сашун, наливая себе вина.
- Не стоит, — повторил Байкер, закусывая аппетитным бутербродом.
Прокрутив пасы на нескольких раздачах, Байкер получил семь старших пик и туза в бубях.
- Я, пожалуй, закажу игру, — неуверенно сказал он.
- И не вздумай! Немедленно передай карты мне! — воскликнул Сашун. — Здесь предстоит игра, а в этом компоненте игры силён именно и только я.
Сашун взял карты в руки и гордо объявил:
- Восемь пик!
Великий Учитель сыграл игру и вновь начались распасы.
- Я пойду душ приму, — сказал он, передавая карты Ю. Байкеру. — Ты уж, любезный байкер, пожалуйста без меня тут не балуй. Не вздумай игру заказывать.
Байкер удачно крутил пасы. Сашун же в это время побрился, принял душ, съел несколько бутербродов, просмотрел свежие газеты, полистал учебник Крафт-Эбинга и альбом с анатомическими рисунками Леонардо да Винчи, пересчитал кроликов.
По-правде говоря, мне не очень нравилась такая игра. А точнее, совсем не нравилась. Мне казалось, что эта затея не нравилась и Kirk. Но он молчал, молчал и я. Я был рад, что пулька закончилась сравнительно быстро.
- Мерся, — сказали БаСкеры, принимая от меня и адмирала проигранные нами центики.
- Ну вот, я опять и как всегда проиграл, — сказал я.
- И я проиграл на этот раз, но случайно, — добавил Kirk.
- Вот тебе тридцать пять процентов от выигрыша, — сказал Сашун, передавая часть выигрыша байкеру.
- А не мало? — спросил тот.
- Не мало ли? — ответил вопросом на вопрос Великий Учитель. — Я думаю о другом. Не много ли? Нет, вполне достаточно. В самый раз, — и довольный, с гордой улыбкой чемпиона на лице, Сашун важно несколько раз прошелся по веранде.
Времени для нашего расставания было ещё достаточно и любезный хозяин предложил пойти на море искупаться и все охотно согласились.
Сашун, Kirk и байкер вышли первыми, а я задержался на несколько минут переодеться. Когда я уже выходил с веранды, на встречу мне влетел Кирк.
- Пиво возьму с собой, чуть не забыл.
Я подождал знаменитого адмирала во дворе, а когда он присоединился ко мне, на веранду вернулся Великий Учитель.
- Забыл телевизор выключить, — сказал он.
Мы с Кирком постояли во дворе, покурили и полюбовались кроликами.
- Так жалко было выключать, — сказал Сашун. — Хороший у нас президент. Так душевно о наших встречах рассказывает. Жаль, Вы не всё слышали. Но ничего. Эту передачу повторяют два раза в неделю уже в течение года.
Мы втроём пошли догонять байкера, но увидели, что он сам бежит нам навстречу.
- Переобуюсь, а то эти ботинки жмут чего-то, — сказал он и быстро вбежал на веранду.
С час, может и больше, мы купались, плавали, ныряли. В меру прохладная вода освежала и прибавляла бодрость (немного рекламы от Преф-ревю: кулер для воды купить).
Вернувшись на веранду, мы начали собираться в дорогу, как вдруг Байкер озадачил нас вопросом:
- А где мои таблицы?
- Какие таблицы, — спросил Kirk.
- Мои таблицы.
- У тебя были таблицы? — спросил я.
- У тебя были таблицы? — спросил Кирк.
- Да что Вы прикидываетесь, — возмутился байкер. — А куда я по Вашему во время пасов смотрел?
- В глаза Сашуну, — ответил Кирк.
- А чего я там не видел, — начал ненашутку раздражаться Ю. Байкер.
- Кроликов, — сказал Кирк.
- Я на распасах смотрел не на кроликов, а в свои таблицы, — с металлом в голосе сказал байкер.
- Ты на распасах смотрел в таблицы? — удивился Кирк.
- А куда же ещё? — возмутился регламентописатель.
- В глаза Сашуну, — вставил я.
- Всё, господа! У меня были таблицы и сейчас их нет. Я прошу Вас, верните мне мои таблицы.
Ответом ему было гробовое молчание, которое нарушил Kirk:
-Байкер! А ты случайно в последнее время с мотоцикла не падал? Головой об асфальт не ударялся?
- Да, кстати,- вставил я, — та женщина, которую ты сбил в Краснодаре, тебя не забыла и часто вспоминает. Недавно она опубликовала триллер под названием «Под колесом у байкера», в одночасье ставшим бестселлером. Ты, когда в следующий раз будешь проезжать Краснодар, предупреди, пожалуйста.
- Я ещё раз прошу, вернуть мои таблицы,- с металлом в голосе сказал байкер. Было слышно, как тикают часы на руке у Леонида Кучмы.
- Их нет у нас, — за всех ответил гостеприимный хозяин.
Наступила пауза, и эта пауза продолжалась довольно долго. Солнце проникло на веранду, его лучи скользнули по брестольскому картону, Дубовому Канделябру и упали на Президента, который непроизвольно зажмурился.
- Neptun! — обратился ко мне Байкер. — Когда мы все вышли, ты остался на веранде. — Что ты там делал? Может ты решил таким образом пошутить? Замечу, что неудачно.
Все посмотрели на меня.
- Переодевался. И ещё добавлю, что твоих таблиц я не брал.
- А почему ты их не брал? — спросил меня Kirk.
- Не брал, и всё. И Вы попробуйте доказать обратное. Между прочим, Сашун, ты, когда вернулся на веранду, что-то очень долго выключал телевизор, — обратился я к Сашуну.
- И вовсе не долго, и вовсе не долго, — поспешно ответил Сашун. — Ровно столько, чтоб выключить телевизор. Ну, правда, немного послушал, уж больно душевно рассказывал наш президент о второй нашей встрече. А ты, Kirk! У тебя уже было в кульке несколько бутылок пива. Зачем тебе понадобилось ещё? — спросил он адмирала.
- Неслыханно! — подскочил как ужаленный прославленный адмирал. — Подозревать меня! Адмирала в отставке! Дуэль! Немедленно дуэль! На ножах и на верхней рее!
- На верхней? — с ужасом спросил Сашун. — И на ножах?
- На ножах! — резко ответил ему Kirk. — И на верхней! На ножах и на верхней! И немедленно, — и, в упор глядя на байкера, стальным голосом добавил: — возьми брусок и нож, если ты мужчина.
- У меня нет ножа, — радостно подпрыгнул на стуле Сашун.
- А как же ты своих кроликов без ножа то…
- А я их силой разума и высокого интеллекта. Без ножа, так сказать. Слегка подстригу и отпущу, потом опять подстригу и опять отпущу.
Байкер на минуту призадумался.
- В крайнем случае, на трезубцах, — решил пошутить я.
Сашун в замешательстве забегал по веранде.
- Кошмар! Ужас! У меня на веранде! На верхней рее! На ножах! Даже если на трезубцах, то всё равно, на верхней рее? Нет, этого допустить нельзя! Что могут подумать кролики?
- Байкер! Успокойся, пожалуйста. С чего ты взял, что кто-то из нас взял твои таблицы?
- Я исхожу из того, что таблиц нет на месте. Может, кто пошутил? Впрочем, они бы любому из Вас пригодились.
- Я их не брал, потому что они мне просто не нужны. У тебя, байкер, déjà vu,- с достоинством блестнул эрудицией прославленный адмирал.
- А ты, Neptun?- не унимался байкер.
- И я не брал. Я в них просто не разберусь.
Все посмотрели на Сашуна .Сигарета у него в руках сильно дрожала. «О боже!» – голосом Преснякова взвыл Великий Учитель, — мне то они зачем? Я эти таблицы выучил ещё до того, как выучил таблицу умножения. А таблицу умножения я выучил ещё раньше, чем байкер впервые взял карты в руки.- В этот момент Сашун вспомнил, что он только второй в рейтинглисте, и у него еще больше испортилось настроение.
- Ваши доводы неубедительны, — сказал байкер.
- Твои подозрения неубедительны, — одновременно сказали Kirk, Сашун и я.
- Кстати, байкер! А что ты делал на веранде? Ты какое-то время то же был там один, — вставил я.
- Я?
- Ты?
- Когда?
- Когда мы все уже пошли к морю, а ты вернулся, сказав, что тебе надо переобуться?
- О, великолепно, будь я проклят! — Kirk громко расхохотался и затряс головой в радостном возбуждении. — Дело принимает совсем другой оборот. Что ты на это скажешь?
- Что ж, по- твоему, я сам взял их у себя? Сам себе сделал плохо?
- Это ещё ни о чём не говорит. Я знаю одного японца, который время от времени, когда ему нечего делать, делает себе харакири. При этом, заметь, он никого в этом не обвиняет.
- Кто не обвиняет?
- Японец.
- Какой ещё японец? — почти закричал байкер.
- Один.
- Да отстань ты со своим японцем.
- Почему с моим? Если он существует, то он такой же мой, как и твой.
- Так вот, если я сейчас спрошу у японца,… фу ты, чёрт! Оговорился. Если я сейчас спрошу… Kirk! Прекрати запутывать меня своим японцем! Может ты наконец помолчишь, раз я прошу тебя помолчать!
- Твоим японцем, — невозмутимо ответил ему адмирал.
- Хорошо, чёрт меня побери! Моим!
- Хорошо, чёрт тебя побери, твоим.
- Байкер! Никто твоих таблиц не брал. Успокойся, пожалуйста. Ну, хочешь, я тебе пару кроликов подарю?
- Тех, что в глазах? — спросил Kirk.
Сашун укоризненно посмотрел на адмирала, а байкер с негодованием закричал:
- Да отстань ты со своими кроликами…
- Не с моими, — невозмутимо ответил ему Kirk.
- И вообще, я умоляю Вас…
- Уже лучше, — спокойно продолжал адмирал, — ты уже нас умоляеш. Если ты еще попросишь у нас извинения, все мы разойдемся с хорошим настроением.
- Я еще должен просить извинения?!
- Ну не мы же! – одновременно воскликнули Сашун, Kirk и я.
- Хорошенькое дело получается, — в раздумье произнес байкер. – Ладно, бог с ними, с теми таблицами. У меня еще есть. Забудем об этом.
- Постараемся, — ответили мы.

Леонид Кучма продолжал рассказывать об очередной встрече с Великим Учителем.

С уважением и благодарностью за внимание, Neptun.
По материалам форума на Гамблере.

Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.